Олег Солодов
Menu

Комментарии

Солодов: военная истерия мешает инвестировать

01.07.2015
Олег Солодов Диена

С председателем правления и совладельцем медиахолдинга «Baltijas Mediju Alianse (BMA)» Олегом Солодовым беседует Дзинтрис Колатс.

– Просматривая опубликованные данные о BMA, видно, что ваша часть рынка или аудитория за последние кварталы сокращается. Например, русскоязычных зрителей в III квартале 2014 года у каналов BMA было 55%, а в I квартале этого года – 50%, уменьшились также показатели общей аудитории.

– Такие небольшие процентные колебания возможны. Сезонность и связанные с этим привычки просмотра телевизионных программ. Я по этим цифрам не делал бы выводы о некой тенденции. Они лишь отражают, сколько за конкретный период времени наши каналы смотрела та или иная часть аудитории. Следует смотреть в сравнении одного года с другим.

– Присутствуя на заседаниях Комиссии по правам человека и делам общественности, которая в Сейме надзирает за медиасферой, я не особенно часто вижу ваших представителей.

– Мы хорошо понимаем, где можем, а где не можем повлиять на происходящее. Сидеть на заседаниях, сознавая, что от того не будет толка, нет смысла.

– На что вы можете повлиять?

– Если говорить, например, о Законе об электронных средствах массовой информации, сейчас во втором чтении рассматриваются поправки к 19 статье, в которой говорится: если в передаваемой программе размещена реклама на латышском языке, если реклама предназначена для целевой аудитории Латвии или же рекламирует товар, распространяемый в Латвии, для распространения такой программы разрешение выдает медиа-регулятор Латвии – Национальный совет по электронным СМИ (NEPLP). Если мы получили разрешение на вещание в Европейском Союзе, например, в Великобритании, то теперь такое разрешение нам следует получать в Латвии.

– Что в этом плохого?

– Во-первых, подобная норма противоречит соответствующей директиве ЕС, так как ограничивает свободное распространение программ в ЕС. Имеются прецеденты оспаривания подобной нормы в суде. Рассмотрим – кто это инициировал? Ясно ведь – крайне-правые. С какой целью (против кого)? Против нас? Вряд ли. Сейчас каналы MTG тоже разрешение на вещание получили в Великобритании, также как и мы. Lattelecom предлагает нишевые каналы. Они тоже получали разрешения в других странах. Теперь им также придется обращаться в NEPLP. Спрашивается – почему такое отношение только к телевидению?

– Телевидение является самым влиятельным средством массовой информации.

– И поэтому можно нарушать закон?

– Каковы отношения с NEPLP?

– Официальные. Между нами деловая переписка, несколько дел находятся в судопроизводстве. Они делают то, что им следует делать. Нет никакого особого антагонизма.

– Сейм только что начал процесс с целью уволить весь NEPLP в полном составе.

– Так происходит. Если будет выбран новый состав, мы с ним будем также сотрудничать, как и с нынешним.

– Уход общественных медиа из рекламного рынка. Ваша оценка?

– Считаю, что это неправильно. Во-первых, рассматривая опыт Эстонии и Литвы, рекламные деньги, уходящие от общественных медиа, в частные не попадают. В случае радио это могло бы сработать. Я настолько хорошо не знаю эту отрасль, но слышал, что «SWH radio» и еще некоторые могли бы получить определенную часть этих денег. В случае с телевидением сомневаюсь, что, например, группа «MTG» могла бы получить рекламные деньги, ушедшие от LTV. Вероятнее всего, рекламу просто уберут. Потому что наполняемость рекламой от возможного у нас достигает примерно 60%, а у MTG примерно 60-70%. Зачем клиенту покупать еще рекламу для той же аудитории – не вижу основания. Во-вторых, это плохо для общественных каналов. Любой менеджер, не участвующий в бизнесе, теряет соревновательную составляющую. Программы становятся скучными, рейтинги ни на что не влияют, не работают стимулирующие инструменты.

– Вторым проектом на дебатах был третий канал на русском языке на LTV.

– Да. Это проект Белте (председатель правления LTV). Мое субъективное мнение – обеими руками «за». Во-первых, на определенном уровне на нас перестанут навешивать бирки – рука Кремля, чья-то там нога и всё в таком роде…

– Тогда общественное телевидение станет рукой Кремля?

– Нет. Представьте ситуацию. Ну, запустят этот русский канал. К нам больше не будут приставать, так как будет, с кого требовать – почему нет достаточного влияния, почему программа плохая, почему директор не такой… Все вопросы туда. Теперь – кто виноват? ПБК. Кого закрывать? ПБК. Еще раз обобщу – я за то, чтобы оставили рекламу на общественных медиа, и пусть создают этот русский канал.

– Но часть вашей аудитории уйдет.

– Что значит – уйдет? Теперь мы мониторим, что смотрит русская аудитория. В моем распоряжении имеется информация, что примерно 70% зрителей выбирают медиа с западным видением, 30% – с кремлевским мнением. В том числе, наши каналы. ПБК не охватывает 50% русскоязычных, как принято считать.

– Вы уверены, что какой-нибудь Иванов, который смотрит программу «Время» на вашем канале, перед этим смотрел на LTV «Панораму»?

– У меня есть цифры, которые готовятся к публикации. Упомянутый Вами Иванов 70% своего потребления медиа также расходует на медиа западной направленности.

– Пару лет тому назад был проект, что BMA готовит телевизионный канал на латышском языке. Почему остановились?

Мы не остановились, но решили, что начнем не с Латвии, а с рынка в Литве и Эстонии. В Литве сейчас началась какая-то военная истерия, и все программы на русском a priori являются враждебными. Поэтому в Литве мы приостановились, но в Эстонии планируем запускать канал на русском с эстонскими субтитрами. Это будет канал российских сериалов и шоу без новостей и политики. Если все пойдет нормально, осенью будем стартовать…

– Некоторое время назад слышал о вашем желании купить портал Apollo, но это тоже утихло….

– На данный момент подобных планов нет. Если покупать что-то крупное, следует считаться с большими, иногда даже нереальными деньгами, а что-то маленькое я даже не усматриваю. Начать самим с нуля… будет дорого. Если только для русскоязычной аудитории, то это нерентабельно. Конкурировать с Delfi… Можно, конечно, но есть еще и TVNET с Apollo и другие. В общем – желание есть, даже бизнес-план подготовлен. Необходим инвестор. Если начинать с нуля и финансирует холдинг BMA… то, скорее всего, нет.

– В последнее время поступали предложения купить у вас BMA?

– Нет. Теперь вообще, что-то покупать, когда кругом чуть не танки ездят.… Если разжигают панику – будет война, будет война… кто в условиях такой истерии будет инвестировать?

– Вы не усматриваете вину Кремля в этой истерии? Крым. Донбасс. Беспокойство малых стран имеет основания.

– Россия на кого-то напала? Да, на Россию нападали и шведы, и французы, и немцы. В Грузии? Грузины первыми напали, это доказывают документы. Крым? Там не было ни единого выстрела.

– Не было. Так взяли.

– Как взяли? Проголосовали!

– Хорошо, это ваше мнение.

-Это общее мнение, по которому у меня своя определенная позиция. Я, например, считаю, что там был перебор с национализацией частной собственности (после включения в состав России – авт.). Не следовало отбирать, это было неправильно, какой-то запашок революции семнадцатого года…

– Донбасс…

– Что я могу сказать (задумался). Россия имеет право на собственную позицию в этом регионе, так как там очень много русскоязычных. Если они просили о помощи, Россия вправе решать, кому помогать, а кому нет. Другим странам вмешиваться там, по-моему, нет смысла, ведь … это вмешательство в чужие дела.

– Так ведь Россия может помогать и соотечественникам в Латвии.

– Это совсем другое дело! Латвия в составе НАТО. Президент Путин недавно сказал, что только сумасшедший может напасть на НАТО. Это было сказано четко, и должно послужить сигналом для тех, кто жаждет войны или о ней говорит. Ну, не будет здесь ничего подобного, надо успокоиться, не нагонять панику, не разрушать среду для инвестиций.

– Вопрос о различных границах. Где предел свободы прессы?

– Если у свободы имеются границы, это уже не свобода. Также можно спросить, в какой тюремной камере более свободно – на 15 или 45 квадратных метрах. Не может быть ограничений для свободы прессы. Никаких.

– Были случаи, когда вы, как владелец, звонили на студию журналистам?

– Я это мог бы делать лишь post factum. Были случаи – 16 марта и тому подобные. Причиной могло быть несоответствие закону, непрофессионализм. Вся оценка проходит после факта, а не перед эфиром.

– Где граница пропаганды и журналистики?

– Что кто считает пропагандой. Здесь пропагандой называют «мессиджи», поступающие из Кремля. То, что поступает из стран за океаном, никто пропагандой не называет.

– Есть определение. Специально захватил.

– Есть, есть. Только его примеряют только к Кремлю.

– Краткие вопросы. Недавно наши дамы победили Россию по баскетболу. За какую команду вы болели?

– Я баскетбол особо не смотрю. Люблю хоккей. А там моя команда рижское «Динамо», за которую болею, и мне все равно, с кем они играют.

– Вы начали учить латышский язык, тогда сказали, что много работы и прекратили. Начали снова? 

– Для меня сейчас на первом месте английский.

– Какова, по-вашему, самая крупная ошибка, которую допустили во время работы в медиабизнесе?

– (Долго молчит.) Стратегических ошибок не вижу. Было неправильным то, что в так называемые тучные годы не запустили новостной портал. Пытались, инвестировали, но, к сожалению, не было успешного менеджмента. Если бы это удалось, теперь было бы гораздо лучше.

– Благодарю за беседу!

Diena, 25 июня 2015 года.

назад